группа изданий по легкой и текстильной промышленности

НАШИ ПАРТНЕРЫ

Авторизация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 163 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

  • Мосточлегмаш

    Мосточлегмаш

  • A2

    A2

  • Меланж Текстиль

    Меланж Текстиль

  • Сезон

    Сезон

  • САПР «Грация»

    САПР «Грация»

  • Truetzschler

    Truetzschler

  • Bekaert

    Bekaert

На Дальнем Востоке из 30 швейных фабрик осталась одна

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

На Дальнем Востоке из 30 швейных фабрик осталась одна

Легкая промышленность за годы реформ прошла через такие потери, каких не было, наверное, больше ни в одной отрасли. Исчезли не только фабрики, поставлявшие буквально весь ассортимент одежды, но и предприятия, обеспечивавшие сырьем отечественную промышленность. На совещании по развитию легкой промышленности, прошедшем в марте этого года в Вологде, президент страны Владимир ПУТИН отметил, что объем рынка изделий легкой промышленности в России составляет 2,8 трлн руб., но доля российских товаров - всего около 25%. В сегменте одежды эта доля еще меньше.

Стратегия не сработала

 По оценкам экспертов, всего 16,4% всей одежды, которую приобретают российские покупатели, произведено в России. Примерно треть рынка занимают незаконно произведенные и нелегально ввезенные товары. «Это катастрофа», - сказал на совещании президент страны. Дальний Восток эту катастрофу почувствовал острее других территорий страны. Вал теневой продукции из Китая шел на местные рынки практически беспрепятственно в течение долгих лет. Для этого была придумана схема, получившая в народе название «помогаечный бизнес». По сути это тот же челночный поток товаров в обход налогов и прочих, в том числе таможенных платежей, сыгравший главную роль в разрушении отрасли.
«В 2003 г. Совет безопасности признал положение дел в легкой промышленности России угрожающим национальной безопасности, - говорит ген. директор ЗАО «Комсомолка» Иван БЕЛЕВКИН, Хабаровский край. - Но тогда хотели как лучше, а сделали как всегда. В то время челнокам разрешалось завозить 30 кг на $1 тыс. на одного человека для личных нужд, не коммерческих. А после того, как Совет безопасности этот вопрос рассмотрел, было принято решение ввозить 50 кг и на 65 тыс. руб. Челноков стали называть туристами, а магазины завалили теневым товаром. Разве можно легально, честно работающему предприятию выдержать конкуренцию? В 2008 г. к этому вопросу опять вернулись, и снова было признано, что отрасль практически самая депрессивная, самая низкооплачиваемая. Правительство, Госдума приняли решение и поставили задачу субъектам Федерации разработать программы по возрождению и развитию легкой промышленности. И что вы видите? Только предприятия, готовые шить фартуки, накидки, халаты и т. д. И это легкая промышленность? А кто будет шить технически сложные изделия, например мужские костюмы или пальто?»
В 2009 г. Минпромторг принял стратегию развития легкой промышленности, но прорыва с тех пор так и не случилось. Из тех 30 швейных фабрик, объединенных когда-то в отраслевую ассоциацию на огромной территории от Забайкалья до Чукотки, сегодня осталась одна - «Комсомолка» в Комсомольске-на-Амуре. Амурская обл. потеряла 7 предприятий легкой промышленности, Сахалин - 6 предприятий, нет сейчас ни одной швейной фабрики ни в Магадане, ни в Якутске. Сегодня на их месте в лучшем случае работают небольшие фабрики с единственным цехом, иногда это всего лишь обычные ателье для индивидуальных заказов, а от некоторых, например фабрики «Заря» во Владивостоке, осталось только здание. Пошив одежды переместился по большей части из сферы производства в сферу бытового обслуживания. Во Владивостоке, например, сегодня работают более 100 ателье.
«Нельзя сказать, что отрасль затухает, она дробится на мелкие части, - считает ген. директор приморской швейной фабрики «Восток» Виктор КОХАНОВ, - предприятия снижают всевозможными путями издержки производства, уходят в «индивидуальные предприниматели».

Цеха вместо фабрик

Из крупных швейных предприятий на Дальнем Востоке сохранили производство одежды для населения, пожалуй, только фабрика «Комсомолка», из трикотажных - фабрика «Виктория» в Биробиджане. Но даже «Комсомолка» представляет собой всего лишь экспериментальный цех. Ни огромных производственных цехов, ни той инфраструктуры, в том числе учебных заведений, расположенных прямо на ее территории, сегодня нет. Правда, есть относительно небольшое предприятие с собственным центром моделирования, аккредитованной Госстандартом лабораторией, где не только следят за качеством собственных изделий, но и выдают заключения о качестве швейных изделий любых производителей. Но это все же скорее исключение.
Удержать конкуренцию в условиях широкого распространения нелегально ввозимой продукции предприятиям помогает создание собственной сети фирменных магазинов, как, например, у фабрики «Комсомолка». На сегодняшний день «Комсомолка» открыла 24 собственных магазина в нескольких дальневосточных регионах.
«Какой оптовик пойдет к нам приобретать произведенную продукцию в Комсомольске, если он покупает китайский, камбоджийский или стамбульский товары? - говорит Иван Белевкин. - Поэтому мы открываем в основном магазины там, где далеко от границы, куда челноку невыгодно везти свой товар. Но наибольший объем продаж у нас все-таки в Хабаровском крае. И ассортимент очень широкий: то, что рынок диктует, - то и шьем. Нашу школьную одежду снова отметили в конце прошлого года в конкурсе «Сто лучших товаров России», присвоили знак качества, вручили золотую медаль и диплом».
Впрочем, далеко не всем сохранившимся цехам по силам такой размах. Большинство из них все же ограничены и в ассортименте, и в территории продаж. Их ниши, как правило, там, где есть заказ на мелкий опт, иногда они выполняют и госзаказ.
«Мы работаем на остатках той базы, которая сохранилась от некогда большой фабрики, - говорит ген. директор ООО «Одежда-Новинка» в Петропавловске-Камчатском Наталья АНОХИНА, - и работаем только на Камчатский край. Поставлять свою продукцию в другие регионы не можем, т. к. цены, тарифы, транспортные расходы у нас совершенно другие. Но здесь мы работаем и с госконтрактами, и с населением. Ассортимент, конечно, сейчас сильно сократили, но определенный стандарт соблюдаем: шьем в основном постельное белье, халаты медицинские, халаты женские и т. д.». Но госзаказы при всей их привлекательности не всегда могут быть интересны фабрикам. Например, приморская швейная фабрика «Восток», которая также ориентируется на пошив спецодежды, не работает по госконтрактам. По словам Виктора Коханова, им это неинтересно, поскольку на электронных торгах, где совершаются эти сделки, многое определяет демпинг. А с этим сталкиваться руководству фабрики не хотелось бы - предприятие дорожит качеством продукции, выпущенной под их маркой. К тому же та сотня с лишним ежегодных заказов вполне способна загрузить имеющиеся мощности.
Кстати, продукцию без всяких марок на рынок швейных изделий поставляет еще один производитель, доля которого, в общем-то, немалая. Речь идет об учреждениях системы УФСИН, где, как известно, отшиваются не только партии постельного белья, но и спецодежда. В Приморском крае, например, 6 учреждений выпускают эту продукцию, в Хабаровском - 2 учреждения. Конечно, эти производители работают в первую очередь на собственные нужды, но не только. Их преимуществом всегда были более привлекательные для покупателей цены.
Острой проблемой отрасли остается нехватка сырья. Как говорят специалисты, в отношении хлопка Россия сегодня на 100% зависит от импортных поставок, потребление шерсти зависит на 85% от импорта и на треть - химических волокон. И только потребление льна на 70% закрывается российскими производителями. Дальневосточные швейные предприятия в течение десятилетий успешно снабжались шерстью забайкальскими суконными фабриками. Сейчас прежнего поголовья овец шерстяных пород в Забайкалье нет. Шерсть там разве что по дворам собирают, говорят специалисты отрасли.

Школьная форма вытянет отрасль?

В конце прошлого года правительство, в очередной раз заявив о необходимости подъема отрасли, обещало уже в этом году направить 1,14 млрд руб. на развитие легкой промышленности. Возможно, ситуацию в отрасли в какой-то степени изменит введение обязательной формы в школе. Сейчас законопроект о школьной форме рассматривает Госдума, а специалисты говорят о грядущем крупном госзаказе. Как известно, одним из важных среди прочих аргументов этого нововведения стала необходимость поддержки российского производителя.
Но поскольку в представленном в Госдуму законопроекте остается право выбора вариантов формы за регионами, то, очевидно, и выбор исполнителя заказа будет, скорее всего, в регионах. По крайней мере, Минромторг считает, что эту форму должны шить местные предприятия. Впрочем, на Дальнем Востоке выполнить большой заказ едва ли по силам даже там, где есть относительно крупные предприятия. Например, в Приморском крае, где порядка 170 тыс. школьников, «Институт моделирования одежды», имеющий опыт пошива формы для различных служб, готов принять заказ только на 20-30 тыс. единиц.
В остальных регионах, кроме Хабаровского края, нет даже такой производственной базы. По словам наблюдателей, отсутствуют не только предприятия для большого заказа, но и специалисты, помнящие, что такое массовый заказ. Попытка найти заказчика в Амурской области обнаружила то, что оставшиеся действующие отдельные цеха просят указать размеры, ростовку и другие параметры, то есть готовы работать скорее по индивидуальным заказам. В таком случае успеть выполнить массовый заказ за летние месяцы едва ли возможно. А закон о школьной форме, как было объявлено ранее, должен вступить в силу к 1 сентября.


ДВ Капитал


Здесь могла бы быть

НАШИ ПАРТНЕРЫ

ПРОЛИСТАТЬ PDF

Новые выпуски